.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Название: Страдания молодого Матсумото.
Автор: .Marla
Генератор идей: Tmina
Бета: .Marla
Жанр: юмор, романтика, повседневность, чуточку ангста
Персонажи: Тайске Саэки/Шинью Матсумото, актеры мюзикла "The most beautiful death in the world (1000 душ и падший шинигами)"
Рейтинг: G
Предупреждения: авторский взгляд на актеров, к действительности отношения не имеет никакого
Дисклеймер: актеры принадлежат сами себе, ничего не извлекаю.
Статус: завершен
Размещение: спросить у автора и размещать смело
От автора: обоснуя ноль, логики ноль, нежная трепетная любовь к японцам в избытке. Хев Фан.

Надо перестать так на него таращиться. Ох, ну за что мне это? Он заметил. Ну, конечно, я в нем почти дыру просверлили взглядом. Идет сюда… Так, дыши, дыши, все хорошо, только дыши. Какие у тебя глаза…
-Эй, Шинью, ты готов, нас через 10 минут на сцену?
Я не упал на пол только чудом. Ну и стена помогла. Какой у тебя голос. Все, это уже край. Надо что-то ответить… Вот только, что ты спросил? Ты на меня смотришь, как на идиота, и, скорее всего, я как идиот и выгляжу. Что же ты спросил?
-Ты меня слышишь?
Конечно, слышу, со слухом у меня все отлично. У меня все плохо с концентрацией, когда ты со мной разговариваешь! Нужно разлепить губы и ответить. И перестать на него таращиться…
-Да.
Сощурил глаза, склонил голову и начал меня рассматривать. О, боги, я сейчас с ума сойду…
-Да, ты меня слышишь или да, ты готов к выходу на сцену?
Все да, все что хочешь – да. Нужно собраться, нужно надеть пиджак и идти на сцену. Хмыкает, отворачивается. Я жалок… Где мой пиджак? Ну, то есть пиджак Алана. Одеть, вдохнуть и на сцену. Вдохнуть еще пару тройку раз, поглубже и начать играть. Темно на этих декорациях, как бы не свалиться. Чья-то рука на моем плече… Ну что еще? Оборачиваюсь… Даже в темноте я могу понять, что это он.
-Коса смерти, стажер, - смеется, - Как ты мог ее забыть?
Вручает мне мою секиру. Я снова только чудом не падаю. Действительно, как я мог эту лопату забыть? Тяжелая, зараза. Теперь он точно считает меня идиотом. Ну что за наказание? Я его когда увидел, у меня сердце остановилось. Казалось, что я с ума схожу. Партнер по сцене… Иногда мне кажется, что я не играю Алана, что я он и есть. Со всеми этими странными чувствами к своему коллеге. Вот только Эрик это не Тайске. Точно не он… Йоске, черт, на ногу наступил! Больно. Снова придется бинтовать. Как же мне все это надоело. Небольшой перерыв, пока на сцене Себастьян с Сиэлем. Только бы не… Снова он, снова стянул пиджак и воду пьет. Как у него это получается? Ну быть таким, что у меня слова заканчиваются, воздуха не хватает и все, что я могу - это стоять, таращиться на него и глупо улыбаться. Этим я сейчас и занимаюсь. Какой же я дурак. А какая у него шея… Стоит, запрокинув голову и пьет воду, большими глотками. Мне уже жарко. Веер что ли у режиссера одолжить? Тайске тоже жарко. Капельки пота на лбу. Вот бы слизать их, осторожно касаясь кожи языком. Какие-то у меня дурацкие мысли… Он снова на меня посмотрел, кажется, он понимает, о чем именно я думаю. Нет, только не краснеть, не краснеть… Черт! Йоске! Как ты вовремя! Шило ты в заднице, но сейчас ты так к месту. Да, уведи его, расскажи что-нибудь, а я пока тут выдохну.
Выдохнул. Сел. Закрыл лицо руками. Ну что же я за недоразумение? Нужно собраться и начат думать о чем-нибудь нейтральном… Почему у Алана шнурок вместо галстука? Чтобы вешаться было удобнее? С таким-то напарником Хамфризу прямая дорога в петлю. Нет, не потому что он плохой, наоборот слишком уж хороший… Замечательно, думать о чем-то нейтральном у меня уже не получается. Перед моим носом возникает мой же пиджак. Пожалуйста, пусть его держит Нагаока, Уехара, Йоске, на крайний случай, Изуми. Поднимаю голову, ну, конечно, снова ты. Ухмыляешься.
-Держи. Не разбрасывай реквизит по всему театру.
Реквизит ага. По театру да. Разбрасываю я. Мысли снова потерялись. Слов не хватает. Сердце колотится уже во рту. Хватаю несчастную тряпочку, натягиваю. Секира. Тяжелая же. И на сцену, почти бегом. А ты смотришь на меня, я чувствую твой взгляд. Я ходячее посмешище. Влюбленное по уши посмешище. В тебя влюбленное! Так, сосредоточится. Алан… Ох нет, эта чертова сцена. Как ты меня хватаешь, чтобы я не упал! То есть Эрик Алана хватает. А я так, актер. И, наверное, посредственный. Почему? Да потому, что не могу дышать рядом с тобой! Твои руки… Я сейчас отключусь уже по-настоящему. Вот будет здорово – Алан в коме. По лестнице зато ты меня понесешь. А потом я от стыда сгорю. Но это потом… Рухнуть что ли в обморок? Твои руки исчезают снова темно. А я лежу на этом жестком подобии кровати и рассматриваю простынь, которой меня так заботливо укрывают. Рядом сидишь ты, я слышу шелест страниц. Сейчас я буду красиво петь о любви. Ну, не я. Алан будет петь. Хотя мне уже кажется, что это лично я пою лично тебе. Свет зажегся… Нужно собраться…
Опять короткий перерыв. Успеть выпить воды, поправить костюм и положить эту чертову палку на пол. Ты уже убегаешь куда-то с кем-то, смеясь. А мне остается только рухнуть на скамейку и стараться не думать. Совсем. Вообще. В моих мыслях кроме тебя уже ничего нет. Дальше сцена с Греллем… Я в платье. Как же мне эти платья надоели! Как я радовался этой роли. И тут на тебе – снова платье! Типаж у меня, видите ли, такой. Призывающий на меня платье напялить. И панталоны. И чепчик, ну чтобы жизнь медом не казалась. Иду на сцену, стараясь не наступить на подол этого кружевного кошмара. Ты идешь позади меня. Лестницы. Почему в этом театре столько лестниц? И декорации тоже – одни лестницы. И темно как в зад… Темно, в общем. Я, конечно же, спотыкаюсь о собственное платье. Чертов реквизит! Сейчас будет очень больно. Падать тут ровно один лестничный пролет. Но я… я не упал. Ты подхватил меня за талию и прижал к себе.
-Осторожнее, Ши, если ты отсюда грохнешься – придется Алана на каталке вывозить на сцену.
Только не отпускай меня. Я же свалюсь. Растекусь в лужу на полу. Не отпускай, пожалуйста… Дышать, нужно дышать. Твои руки как раскаленное железо. Прожигают сквозь корсет… Нет их больше. Ты убрал руки и пошел дальше. А я тут дышу. Громко дышу. Мимо пролетает Уехара в платье. Смотрит на меня с непередаваемым сочувствием. Так, Матсумото, соберись! Последний вдох, дотронуться пальцами до корсета. Он еще теплый от твоих ладоней. Ладно, на сцену. Маску в руках стиснуть и вперед!
Моей бодрости хватает ровно до этой дурацкой сцены с очками. Платочек я из кармана достаю трясущимися руками. Ты рядом. Я слышу твой запах и, кажется, сейчас сломаю очки. И секиру. И упаду с декораций. Твоя рука осторожно накрывает мою. Это не сценарий… ты пытаешься унять мою дрожь и помогаешь подняться. Да что сегодня творится? Мироздание, ты решило меня прикончить? Бегу со сцены. Быстро бегу. Со сцены, от тебя, от зрителей. Забиться в угол и завыть. Со всего размаха врезаюсь в Нагаоку. Какой же он высокий. А я? Мелкий тощий. Смотрит на меня как на идиота. Еще один. Несусь в гримерную. Падаю на стул… Сейчас финальная сцена… Боги дайте сил! Любые боги! Я на все согласен…
Алан умирает на жутко неудобных ступенях. Скоро я заработаю хроническую боль в спине. Как же с позвоночник впиваются углы лестницы. Черт. Больно. Но твои руки… твое лицо так близко. Хочется облизать эти губы, впиться в них поцелуем и не отпускать… Да о чем же я опять думаю? Снова покраснел… Подняться на ноги. Уйти по лестнице. Скоро поклон и бегом отсюда. Что это? Ты… ты берешь меня за руку и ведешь по лестнице. Ну, нет этого в сценарии! Я настолько жалко выгляжу, что тебе кажется, что я сам не дойду? Но твоя теплая ладонь. Мокрая от пота… Стискиваешь мои пальцы. Я краснею сильнее. Пот струиться по спине наперегонки с мурашками. Какой же ты…
Мою руку ты отпускаешь перед самым поклоном. На сцене мы снова рядом и ты снова возвращаешь мне свою ладонь. Я схожу с ума. Определенно. Последний раз поклониться. Похлопать. Улыбнуться и бегом переодеваться.
На улице. Воздух, наконец-то я могу дышать. Еще один день рядом с тобой закончился. Ночное небо. Красиво и далеко. Как ты. Ты очень-очень далеко от меня. Торопливые шаги за моей спиной. Да мне даже оборачиваться не нужно, я и так знаю, кто там.
-Шинью, ты ничего не забыл?
Ну что на этот раз? Расческу? Рубашку? Не убрал секиру в шкаф? Да, из-за тебя я такой рассеянный! А вот не надо быть таким, как ты есть! Не надо занимать все мои мысли. Я оборачиваюсь, смотрю на тебя. Футболка, темные джинсы, растрепанные волосы. Ты тяжело дышишь. Бежал за мной? Зачем? Улыбаешься.
-Ты меня снова не слышишь? Але!
Помахал рукой перед моим носом. Схватить бы за запястье, прижать ладонь к губам… Собираюсь с мыслями. Остатки мыслей собираю:
-Что я забыл?
Снова улыбаешься. Походишь ближе. Да что же ты делаешь! Берешь меня за руку… Так, я, наверное, уже в обмороке и мне это кажется. Осторожно подносишь мою ладонь к своим губам. Вот и обморок. Точно вот он. Сознание в тумане. Что ты делаешь? Зачем? Как…
-Матсумото, ты идиот. Меня ты забыл. Меня.
Тебя? Я… Что? Закатываешь глаза. Тянешь меня за руку к своей машине. А я иду. На автопилоте. Ты что-то там говоришь. Но для меня существуют только твои пальцы на моем запястье. Ты открываешь дверь, поворачиваешься ко мне.
-Садись. Поедем, поговорим.
Я разлепляю высохшие губы:
-К-к-куда поедем?
-Ко мне, Ши. Нет, ты все-таки идиот.
Запихиваешь меня на переднее сиденье. Кажется, я все же действительно идиот. Боже, пусть мне это не сниться! Садишься за руль.
-Можешь выдохнуть, - улыбаешься, - Не знаю, что ты там себе напридумывал, но мне надоело играть в эти осторожные касания на сцене. Так что пора нам поговорить. Я тебе налью для храбрости. Выдохни уже и пристегнись.
Ремень безопасности. Мои дрожащие руки. Твой профиль. Шум двигателя. Мироздание, ты решило сделать мне внезапно хорошо? Пусть этот вечер не кончается…
Я смотрю на фонари за окном. Ты рядом…
А я все-таки такой идиот.

@темы: Прочее