Маленький подвальчик секты Людей в Чепчиках

14:01 

Лев и рыбка

Шушь
шушащее созданье
Фик Саешин.
Автор: Шушь.
Название: Лев и рыбка.
Персонажи, пейринги: Саеки Тайске/Шинья Мацумото, Йоске Кроуфорд/Нагаока Такуя. Мелькает Уехара Такуя.
Рейтинг: R
Жанр: гнусный флафф.
Примечание: по западному гороскопу Саеки - Лев, а Шинья - Рыбы.


- А вот и он! - воскликнул Йоске Кроуфорд, ввалившись в гримерку; изящный юноша, читавший журнал, вздрогнул, вскинул на полукровку немного испуганный взгляд и только потом улыбнулся.
- А мы все гадали, куда вы делись после того, как нас всех представили, - с непосредственной детской радостью заявил Нагаока.
- Я решил немного отдохнуть перед репетицией, - сказал юноша, обводя коллег-шинигами внимательным настороженным взглядом. Саеки пристально смотрел на партнера по сцене: когда режиссер, собрав их в зале, представлял актеров друг другу, объясняя, кого они будут играть и что от них ждут, Мацумото Шинья показался Тайске совсем ребенком, даже младше Уехары. Невысокий, хрупкий, изящный, с широкими скулами и огромными девичьими глазами - сейчас он напоминал Саеки одновременно эльфа и пушистого зверька, которого принесли в незнакомый дом - вежливый, но настроженный вид, стремление держаться в стороне, чуть принужденная улыбка.
Тайске улыбнулся. Они еще и парой слов не перемолвились, а ему уже хотелось защитить этого кроху - особенно от шумного и жизнерадостного Йоске, который быстро спелся с Нагаокой.
- Не пугайтесь, Шинья-сан, - тихо сказал Тайске. - Парень громкий, но по сути своей безобидный.
- Спасибо, Саеки-сан, - с улыбкой ответил Мацумото, но настроженности в глазах только прибавилось.
- Мацумото-сан, - Уехара глядел на юношу, явно пытаясь что-то вспомнить. - Вы, случайно, не из Студии Лайф?
- Да, - подтвердил Шинья.
- И там правда играют только мужчины?
- Да.
Кроуфорд обернулся.
- Ши-тян наверняка играет королеву фей, - заявил полугайдзин, жадно осматривая юношу. Мацумото сильно вздрогнул и посмотрел почти сердито.
- Джульетту, Йоске-кун, - суховато ответил он. - И не только.
- Вот непруха, - заметил Кроуфорд. - Она тоже померла.
Шинья поджал губы.
- Не дуйся, Ши-тян, - беззаботно заметил юноша. - Зато за кулисами весело, - из-за двери тут же донеслись визги и вопли.
- Очень, - себе под нос сказал Мацумото и отодвинулся в уголок. Саеки неодобрительно покосился на Кроуфорда. Похоже, кроху в самом деле нужно защищать.

- Какой-то он робкий, - заметил Йоске пару дней спустя, провожая глазами Мацушина. - Зашьется в свой угол и все молчит. Может, презирает?
- Ну не всем же на голове ходить, - заметил Саеки. - Солнышко у нас тихое, пугливое, не донимай его.
- Я не донимаю! Но Ши-тян такая куколка, что...
- Кстати говоря, Ши-тяну в будущем году стукнет тридцать, - небрежно уронил Тайске. Шок и жесточайшее нервное потрясение, отразившиеся на подвижном лице полугайдзина, повергли жнецов в хохот.
- Ты гонишь! - жалобно выдохнул Кроуфорд. - Он же такой малюточка! Почти как девочка!
- Ну попроси у него водительские права, - хмыкнул Саеки: он сам чуть не скончался от изумления, когда нашарил в дебрях Интернета информацию об актерах Студии Лайф.
- Фааак... - протянул Йоске. - Я спалился... А я-то думаю, чего он от меня ныкается! О Господи! Тридцать!
- Думаю, ему не нравится, что ты его дразнишь Ши-тяном, - заметил Уехара.
- Конечно, - уныло заключил Йоске, - ну вот, а я хотел покадрить малыша. Какой облом!
Тайске, чуть нахмурясь, отвернулся к зеркалу. Он не ошибся. Кроха и впрямь нуждается в защите.

- Спасибо, Саеки-сан, но я сам могу за себя постоять, - тихо поблагодарил Мацумото через несколько дней.
- Я не сомневаюсь в этом, Шинья-сан, - заверил молодого мужчину Тайске. Им приходилось переодеваться в общей гримерке, так что Саеки вполне оценил худощавое жилистое, как у уличного кота, тело Мацушина. Теперь оно преследовало Тайске ночами.
- Вы вполне можете дать сдачи, - шутливо сказал он. Солнышко дружелюбно улыбнулся, его темные глаза чуть потеплели.
- Йоске-кун извинился вчера, - сообщил "защитнику" Шинья. - Пойдемте, наш выход.
У Тайске было немало побед на любовном фронте, но тут все было не так. Он совсем не хотел, чтобы Мацушин стал одной из них. Он хотел, чтобы этот настроженный зверек сам пришел к нему, запрыгнул на колени и позволил играть с пушистой шерсткой.
Актеры поднялись на лестницу в центре сцены - репетировали финальную песню Алана и Эрика. И в образе жнеца Шинья смотрел на партнера так преданно и доверчиво... У Саеки что-то перехватило в горле. Потом он тут же вспомнил взгляд Мацушина, когда они за сценой. Такой отстраненно оценивающий...
По замыслу режиссера они должны были во время пения подниматься и спускаться по лестнице. Сначала Солнышко смотрел себе под ноги, но потом увлекся пением. Когда ему нужно было спускаться навстречу Эрику, Шинья споткнулся и кубарем покатился по лестнице.
- Ши! - Тайске с криком бросился вниз, на сцену высыпали актеры и техперсонал, музыку прервали. Мацушин лежал у подножия лестницы. Саеки подхватил его; лицо актера исказила гримаса боли, но он не издал ни звука.
- Шинья, что с тобой? - прошептал Тайске.
- Там нога... что-то, - выдавил Мацушин.
- Я за врачом! - крикнул Уехара и бросился за кулисы.
- Надо отнести его в гримерку, - Йоске закатал на Солнышке штанину. - Черт... Похоже, вывих.
- Не надо нести, - шептал Мацумото, пытаясь оттолкнуть Тайске. - Я сам, я дойду...
Саеки не стал слушать. Он подхватил Шинью на руки и понес. Йоске и Нагаока прокладывали путь сквозь волнующуюся толпу. Тайске чувствовал, что Мацушин весь окаменел от напряжения. Но актер не понимал - это от боли или от того, что кто-то посягнул на его личное пространство, оказался так близко.
Нагаока затащил в гримерку кушетку и бросил на нее несколько рубашек и курток, чтобы было помягче. Саеки бережно опустил на "постель" свою ношу. Кроуфорд осторожно закатал штанину на Шинье, аккуратно снял с его ноги кроссовок и стянул носок.
-Та-тян, дай лед.
- Все в порядке, - попытался отстраниться от поддерживающих рук Мацушин. - Не волнуйтесь.
- Лежи смирно, - сказал Тайске. - Нужна табуретка для ноги. Или подушка.
- Я подержу, - Йоске приложил пакет со льдом к лодыжке Шиньи. - Главное, не дергайтесь, Шинья-сан.
- У меня обезболивающее есть, - Нагаока присел рядом с коллегой, протянул стаканчик с водой и таблетку.
- Только со мной могло такое случиться, - горестно пробормотал Мацумото. - Да еще и на третий день репетиций! - он запил обезболивающее, поерзал на месте, пытаясь высвободиться из объятий Тайске, но тот удерживал коллегу крепко, как лев - добычу, и одновременно - бережно. Появился Уехара с врачом. В дверях гримерки толпились другие актеры. Шинья с досадой отвернулся - все видели его слабость.
- Уходите, - громко сказал Саеки. - Спасибо вам за участие, но сейчас, пожалуйста, уйдите.
- Вывих, - констатировал доктор, осмотрев пострадавшего. - Несложный, я могу его вправить, если кто-нибудь подержит Мацумото-сана.
- Я подержу, - прояснил очевидное Саеки.
Повинуясь указаниям врача, Мацушина уложили на пол; Тайске крепко держал актера за плечи, Йоске, как самому крепкому из молодых людей, было поручено тянуть ногу Шиньи. Доктор же взялся за ступню молодого мужчины.
- Вы готовы, Мацумото-сан?
- Да, - выдавив улыбку, сказал Шинья. Врач осторожно ощупал ступню пациента, лодыжку, а потом резко дернул. Раздался щелчок, а с ним - пронзительный вопль Солнышка.
- Готово, - сказал доктор. - Я забинтую вам ногу. В течение недели вы должны соблюдать покой и ни в коем случае не напрягать ногу. Лучше всего - постельный режим.
- Н-нет! - вскрикнул Мацумото. - Я не могу...
- Вы не сможете танцевать, если не дадите вашей ноге неделю покоя, - сухо сказал доктор, поднимаясь. - Вам придется искать замену. Я сейчас пришлю носилки, чтобы...
Губы Шиньи скривились, в глазах блеснуло какое-то до странности горькое выражение, и Саеки поспешно сказал:
- Я отнесу его в машину и довезу до дома.
- Тайске-сан! - вспыхнул Солнышко, но актер уже бережно поднял его на руки.
- Не волнуйтесь, Шинья-сан, я не уроню вас, - почтительно, но одновременно стараясь обратить все в шутку, произнес Саеки. Мацушин поджал губы. Он часто так делал, даже когда улыбался, и Тайске догадывался, почему: их милому Солнышку была свойственна скрытность, холодность и отстраненность, хорошо замаскированная дружественной мягкостью. Это был весьма изобретательный способ держать всех на расстоянии. А еще это скрывало неправильный закус - верхняя губа Шиньи выступала дальше нижней, но даже такой недостаток в глазах Тайске придавал губам Мацушина очарование капризного детского ротика.
Йоске и Нагаока проводили Тайске и Мацумото к парковке; Уехара нес сумку Шиньи. Саеки усадил партнера по сцене в машину, поблагодарил молодежь и отчалил; Кроуфорд проводил авто чуть суженными глазами.
- Зуб даю, будет интрижка, - заметил полукровка.
- Ну уж, - неуверенно отозвался Нагаока. - Мацушин-сан слишком... слишком...
- Холодный, - подсказал Уехара. Йоске проказливо улыбнулся.
- Спорим, Саеки его разогреет?
- Саеки-сан взгреет тебя, если продолжишь сплетничать, - заметил Уехара. Полугайдзин закусил губу.
- Та-тян, ну спорим же? - он протянул руку, и Нагаока уступил приятелю.
- Ладно, спорим. На что?
На лице Кроуфорда мелькнула бесовская улыбка.
- Ты меня поцелуешь. Прямо за кулисами.
Нагаока дернулся, но Йоске держал его крепко.
- А если ты проиграешь?
- Любой каприз, Та-тян, - насмешливо сказал полу-американец. - Только я выиграю. Так-кун, разбей.
Уехара хмыкнул и разбил. Он-то знал Йоске и знал, что мягкий, как домашняя кошечка, Нагаока попался. Уж в чем-в чем, а в том, кто, когда и с кем, Кроуфорд никогда не ошибался.

- Ну вот, - Саеки усадил Шинью на скамеечку в прихожей. - Теперь все будет в порядке. Надеюсь, домашние о вас позаботятся.
- Я живу один, - сказал Мацумото, причем это прозвучало, как вежливая просьба убраться поскорее. Тайске нахмурился и вытащил из визитницы свою карточку.
- Вот, Шинья-сан, вы всегда можете позвонить мне.
Солнышко взял прямоугольничек двумя пальцами, пробежался взглядом и мило улыбнулся:
- Благодарю. Вы очень добры, Саеки-сан.
- Ну, я пойду, - Тайске поклонился. - Будьте осторожны. Берегите себя. Где же мы еще найдем такого Алана!
Актеры рассмеялись. Распрощавшись с коллегой, Шинья закрыл за ним дверь, дохромал до туалета и аккуратно разорвал карточку сперва напополам, потом еще напополам, потом каждую четвертушку на два лоскутка и спустил получившееся конфетти в унитаз.

Шинья не позвонил ни назавтра, ни послезавтра, ни в следующие два дня. Саеки только вздыхал: похоже, Мацушин был из тех кошек, что гуляют сами по себе. А поскольку Солнышко был деликатнейшим существом, то навязчивые попытки оказать ему внимание только оттолкнули бы актера. Проведя в раздумьях два дня, Саеки в гримерке объявил, что надо бы купить в подарок заболевшему коллеге сластей и фруктов, чтобы Ши-сан не думал, что о нем забыли. Йоске, усмехнувшись, первым положил в коробку несколько купюр и тихо фыркнул в сторону Нагаоки. Брюнет нервно поправил очки и полез в кошелек.
После окончания репетиций, Тайске заехал в магазин, купил сладких булочек, мандаринов, бананов, печенья, коробку с фисташковым порогом, порезанным на кусочки, и клубники. Подъехав к дому Шиньи, актер выбрался из машины, объяснил консьержке, зачем ему нужен домашний номер Мацумото и, получив требуемое, набрал его с мобильника.
- Д-да? - не очень приветливо отозвались спустя несколько гудков.
- Шинья-сан, это Тайске. Мы с коллегами кое-что купили вам, чтоб вы скорее выздоравливали. Я поднимусь к вам и вручу.
- Нет! То есть... Спасибо, Саеки-сан, я сам...
- Нет-нет, не напрягайтесь, вам следует беречь ногу, - расплылся в медовой улыбке Саеки, отключился и, насвистывая, зашагал к лифту.
"Может, он пьян? - думалось актеру, пока лифт вез его на двадцать третий этаж. - Или с кем-то? Ну ладно, вручу через порог... Мне там, похоже, не особо рады".
Тайске кисло улыбнулся, вышел из лифта и позвонил. Некоторое время все было тихо, затем дверь приоткрылась, и в щели появилось сонное лицо Шиньи в ореоле встрепанных пушистых волос. Актер по-детски протер кулачком глаза и попытался улыбнуться подружелюбнее.
- Простите, я спал, Саеки-сан.
- Это вы простите. Нет-нет, я только передам! Вот, - Тайске, благоразумно не переступая порог, протянул Мацумото коробки. Глаза Шиньи округлились.
- Но я столько не съем! - потом он посмотрел на коллегу, который все еще стоял в коридоре. Подумал немного - и смягчил взор. - Заходите, Саеки-сан. У меня есть новый зеленый чай.
Солнышко принял коробки и посторонился, а Тайске поздравил себя с взятием первого стратегического рубежа. Мацушин ушмыгнул вглубь квартиры и чем-то там зазвенел. Саеки снял одежду и обувь и замер посреди крохотной прихожей. Квартира Шиньи была так же миниатюрна, как и он сам.
- Проходите прямо, Саеки-сан, - донеслось до актера. - Я сейчас! - и слабое пыхтение.
- Вам помочь?
- Нет, спасибо, я сам...
Оказалось, что Ши затаскивает в пустую гостиную столик и подушки.
- У меня редко бывают гости, - с улыбкой пояснил Мацумото. Саеки завороженно смотрел на пухлые, изогнутые, как монгольский лук, губы - детские, нежные, с чуть припухшими уголками. - Пожалуйста, садитесь. Я уже поставил чайник. Вам чай, кофе или?..
- Чай, - машинально сказал Саеки.
- Черный, красный, белый, желтый, зеленый?
- Ааа-эээ? - не понял актер. Шинья терпеливо повторил. В его огромных очах заискрилось веселье.
- Зеленый, наверное...
Мацумото кивнул и исчез; Тайске грустно вздохнул. Он готов был смотреть на Мацушина часами, не отрываясь - следить за каждым шагом этой грациозной кошечки, за каждым движением, выражением лица... Саеки поднялся и подошел к окну. Внизу перемигивались электричскими огнями дома и шоссе.
Это хрупкое, утонченное создание, преисполненное чувства собственного достоинства, стало для Тайске настоящим наваждением. Он уже понял, что Ши-сан вовсе не высокомерен и не презирает коллег - малютка актер с удовольствием шутил, иногда дурачился, его было нетрудно насмешить, но он предпочитал всех держать на расстоянии. Саеки вздохнул. Видимо, Шинья был одиночкой по натуре; как же подобраться к нему так, чтобы Мацушин не счел это посягательством на свое достоинство и личное пространство?
- Чай, фрукты, сладости, - объявил хозяин; Тайске обернулся, и тут его желудок предательски заурчал.
- Ох, простите, Шинья-сан, - пробормотал актер. - Я, пожалуй, пойду...
Мацумото улыбнулся; у глаз собрались смешливые морщинки.
- У меня есть суп и суши.
- Но я же не могу объедать вас, как...
- Не волнуйтесь, подогреть суп - это не долго, - хрупкая фигурка снова исчезла в недрах квартиры. Саеки опустился за столик, взял печенье и меланхолично прожевал. Значит ли это, что Ши разрешает ему приблизиться? Или это простая вежливость? Нет, наверное, из вежливости Шинья его бы не впустил...
"Осторожнее", - сказал Тайске сам себе. Одно неверное слово - и Солнышко снова спрячется за тучкой. Ах, если бы разгадать эту загадку в его огромных темных очах, теплых, как янтарь...

Ровно через неделю после неприятности с ногой Шинья вернулся в театр. В гримерке он тепло поблагодарил коллег за заботу и угощения. Уехара заметил, как пристально следит Мацушин за их реакцией, словно проверяет что-то. Должно быть, результаты наблюдений удовлетворили актера, потому что потом он весь день был в хорошем настроении и очень приветливо поздоровался с Саеки. Хотя не только Солнышко занимался наблюдениями - Йоске жадно следил за Тайске и Мацумото.
- Черт, я-то думал, они уже того, - несколько разочарованно заметил парень вечером.
- Когда бы они успели? - скептически фыркнул Нагаока.
- А вот когда Тайске отвез нашей куколке вкусности. Я думал, он его там же и...
- Йоске-кун! - вспыхнул Нагаока. - Это просто твои глупые фантазии!
Кроуфорд придвинулся ближе к Такуе и ехидно заглянул ему в глаза снизу вверх.
- Зря ты, - со смешком сказал полугайдзин, - я круто целуюсь. Никто не жаловался.
Уехара тихо хмыкнул. Он знал, что намеченную жертву Кроуфорд будет преследовать до победного конца.
- Ты просто боишься продуть, - отозвался "Спирс". - Ты же не знаешь, ЧТО я у тебя попрошу.
Йоске обвел Нагаоку долгим горячим взглядом и повернулся к Уехаре:
- Так-кун, как ты думаешь, я не продешевил насчет одного поцелуя?
- Менять условия не будем, - строго ответил Такуя-второй. Кроуфорд сладострастно облизнул пухлые губы:
- Я жду-не дождусь, Та-тяяяян, - сексуально-хрипло протянул он. Нагаока показал ему средний палец, и Йоске с воплем "Ах ты гад!" бросился на приятеля. Молодежь с хохотом вывались из гримерки.
- Резвятся, - философски заметил Саеки, набирая в кружку воды из кулера. Шинья проводил пару диких сайгаков насмешливым взглядом.
- Йоске-кун мнит себя звездой гарема.
Тайске замер.
- Приставал? - грозно осведомился он. Солнышко приятно засмеялся.
- Нет. Вы не солгали, Саеки-сан, - добавил он, опустив шелковые ресницы.
- В чем? - поднял бровь Тайске.
- В том, что это был общий подарок. Не люблю лгунов, - Мацушин пристально посмотрел на коллегу.
- Я не стану лгать вам, Шинья-сан, - ответил Тайске, тишком переводя дух. - Да и зачем мне это?
- Интересная формулировка, - после паузы изрек Ши и подставил под краник свою чашку, намурлыкивая финальную песнь Алана и Эрика.

@темы: Прочее

Комментарии
2011-10-18 в 14:03 

Шушь
шушащее созданье
читать дальше

2011-10-18 в 14:04 

Шушь
шушащее созданье
читать дальше

2011-10-18 в 14:05 

Шушь
шушащее созданье
читать дальше

2011-10-18 в 14:06 

Шушь
шушащее созданье
читать дальше

2011-10-18 в 22:37 

Alex Refling
жизнь продолжается
Шу!!! И вы тут! Админ счастлив!!!!!
Надеюсь, еще будете писать?))))

2011-10-19 в 07:32 

Шушь
шушащее созданье
Да, наверное. Спасибо!

2011-10-19 в 13:16 

-Shiniko-
We shall never surrender.
Шу, я люблю Вас *________*

2011-10-19 в 14:57 

Шушь
шушащее созданье
-Shiniko-, спасибо-спасибо. )))

2011-10-19 в 20:26 

Jane   .
Автор это вам :red:

2011-10-23 в 10:01 

elvishwolf
Я научился помощи не ждать, и сетью стало право на бессилье, и пламя снов, покрывшееся пылью, но кто из вас мне запретит дышать?
*растеклась лужицей от восхищения*
:red:

2011-10-23 в 11:09 

Шушь
шушащее созданье
Спасибо большое!

   

главная